Последние публикации

Айбек Калиев: “Сегодня Кыргызстан полностью независим в энергетическом плане”


Айбек Калиев: “Сегодня Кыргызстан полностью независим в энергетическом плане”

К хорошему человек привыкает быстро и так же быстро перестает ценить это. Каких-то 7-8 лет назад нам предлагали собирать кизяк, чтобы обогреться, и отключали электричество на 4-5 часов в сутки. И никто не удосуживался объяснить причину отключений. Тогда большинство критиков молча терпели все эти лишения. А сегодня вдруг начали критиковать главу Национального энергохолдинга Айбека Калиева лишь за то, что он слишком молод. Может, следует судить о человеке не по возрасту, а по его эффективности? По тому, обеспечены ли кыргызстанцы бесперебойно электричеством, теплом и горячей водой?

О том, чего ждать кыргызстанцам в области энергетики в новом году, наш разговор с главой Национального энергохолдинга.

- Айбек Рыспекович, Национальный энергохолдинг был образован ровно два года назад - 6 января 2016 года. Как Вы думаете, создание этой структуры было правильным шагом?

- Правильным. Хотя спрашивать у меня об этом не совсем корректно, так как могут обвинить в конфликте интересов. Но я исхожу из собственного опыта, так как был и замминистра энергетики, знаю, какая работа была в министерстве. И в Нацэнергололдинге уже проработал два года, знаю изнутри всю кухню. Поэтому могу с уверенностью сказать, что это было правильным шагом. Дело в том, что министерство не видит всю ситуацию в целом во всей отрасли, оно видит картину разрозненно, сравнивает компании между собой, при этом не видит эффективности. Мы в Нацэнергохолдинге выработали единую политику с точки зрения оптимизации. За эти два года было проделанно много работы. Но наш минус в том, что мы не пиаримся. Просто каждый день работаем по плану.

- А почему не пиаритесь? Скромничаете?

- Это мешает основной нашей работе. К сожалению, нашу деятельность излишне политизируют. Даже в плане оптимизации, каждый шаг связан с определенным человеком, которого надо сокращать, увольнять. А за каждым человеком тоже есть люди, и влиятельные. Они постоянно звонят и просят за какого-то сотрудника: “Оставь того-то, это мой брат, сват или тесть”... Многих мы увольняем и по коррупционным мотивам.

- То есть коррупция еще остается?

- Да, но не в таких масштабах, что было в прежние годы. Есть локальные случаи, и мы точечно работаем, чтобы искоренить их.

- Какие можете отметить успехи в работе Национального энергохолдинга за два года?

- Мы создали единую структуру корпоративной модели управления. После этого сделали подробный свод-анализ наших сильных и слабых сторон, какие угрозы существуют в отрасли и какие есть возможности. Исходя из этого свода-анализа, мы выработали план мероприятий по каждому из направлений. Сегодня мы внедряем системный подход в управлении, систематизацию, автоматизацию. Одна из главных задач - мы должны вернуть экспортные позиции и со времнем стать сервисной компанией, которая больше продает электроэнергию. Для этого необходимо оптимизировать все процессы, начиная от ремонта, заканчивая обслуживанием населения.

- А сейчас мы импортируем электроэнергию?

- Нет, мы больше не импортируем. Мы в 2014-2015-м, да и в 2016 годах импортировали, то есть покупали электроэнергию у казахов и таджиков. С весны 2016 года, мы перестали покупать элетроэнергию. Это тоже одно из достижений. Кроме того, с 2012 года мы каждый год брали из бюджета деньги для прохождения отопительного периода и ремонтной кампании. В 2017 году мы не взяли ни тыйына. Даже наоборот, у нас план-обязательств был 1 млрд 700 млн сомов, мы в декабре 2017 года заплатили 2,2 млрд сомов. То есть на 500 млн сомов больше.

- Это существенный показатель эффективности! Это впервые в истории энергетики?

- Да, таких показателей не было. Еще одно достижение - мы разработали программу контроля водно-энергетических ресурсов. И эта программа должна ежедневно и еженедельно мониториться, это тоже дает оптимизацию и высвобождение денежных средств. Например, если раньше мы закладывали, что для работы ТЭЦ необходимо 350 мегаВатт нагрузки, и ежедневно придерживались этой цифры, под нее закладывали количество угля, газа и мазута, то теперь мы будем исходить из наружной температуры и можем регулировать потребление угля и мазута. Если на улице тепло, зачем нам сильно топить? Соответственно, если мы меньше топим, то экономим средства. То есть только за счет этих мероприятий мы можем порядка 150-200 млн сомов сэкономить. А эти деньги напрвить на покупку необходимого оборудования. Это новшество внедрено с 1 января 2018 года.

На сегодняшний день у нас есть четкий план по развитию энергосектора на пятилетний период по каждой области. Мы досконально знаем, какие у нас есть уязвимые места в каждом регионе. Такого хаотичного, экстренного устранения поломок больше не должно быть. У нас теперь все будет планомерно, профилактически, так как есть четкое видение.

- Можно сказать с уверенностью, что мы полностью независимы в энергетическом плане?

- Да, и в этом огромная заслуга Алмазбека Шаршеновича Атамбаева. Он обеспечил полную энергетическую безопасность и независимость Кыргызстана. При нем были реализованы самые крупные проекты в области энергетики – это строительство подстанции Датка, строительство подстанции Кемин, линии Датка-Кемин, строительство новой тепловой станции и еще ряд других проектов, которые направлены на надежность электроснабжения Бишкека, Оша, Баткена, началась реконструкция Токтогульской ГЭС, строительство второго агрегата Камбаратинской ГЭС-2, Ат-Башинской ГЭС. Он заложил огромный фундамент в обновлении энергетики. Потому что все, что было до него, это остатки того, что было построено в 70-80-е годы советской властью, мы только эксплуатацией занимались. Никакой модернизации и развития не было. Второе дыхание развитию энергетики Кыргызстана дал Алмазбек Шаршенович. И история обязательно даст свою оценку его роли в становлении энергобезопасности.

- И все-таки, несмотря на хорошие показатели и обновление, история с чешской компанией “Лигласс” подмочила репутацию. Что скажете, чья вина в этом?

- На самом деле на период проведения тендера и на этапе отбора заявок чешская компания предоставила все необходимые конкурсные документы. Плюс у них были гарантийные документы и от вышестоящих чешских государственных органов. Исходя из этого, комиссия приняла решение. Но чехи не только нас подвели, они подвели и свое правительство. Да, мы ничего не потеряли в материальном плане, но время прошло, и были репутационные потери.

- Есть ли сегодня интерес инвесторов к Верхненарынском каскаду?

- Интерес есть. Но после опыта с “Лиглассом” мы очень тщательно прорабатываем каждое предложение, начиная от источников финансирования, заканчивая историей основания компаний. Этот проект рано или поздно будет реализован. Пока я не могу назвать конкретные компании, потому что все на стадии проектов. Могу только отметить, что есть интерес со стороны международных финансовых институтов, есть перспективы реализации в рамках ГЧП (Государственно-частного партнерства). У нас есть принятый закон о ГЧП, но в энергетике пока не было реализованных проектов. Но в международной практике есть и довольно успешные проекты.

- Гражданские активисты и экологи бьют тревогу по поводу загразнения окружающей среды в Бишкеке. Недавно премьер-министр Сапар Исаков дал поручение вашему ведомству снизить уровень загрязнения от ТЭЦ. Это реально?

- Горожане должны были заметить, что из новой трубы, высота которой 150 метров, даже дыма не идет. Это пар. В прошлом году была такая же нагрузка, как и в этом - 300 мегаВатт, причем в прошлом году работали на старых котлах, и загрязненность была в разы больше. Но в прошлом году никто тревогу не бил. У меня складывается впечатление, что кто-то искусственно пытается обвинить в загрязнении воздуха в Бишкеке ТЭЦ. Но мы с готовностью исполняем поручение премьер-министра и прорабатываем вопрос найма независимой экологической экспертизы, чтобы они провели всестороннее исследование и ответили на вопросы, насколько процентов идет загрязнение окружающей среды именно ТЭЦ, и насколько новое оборудование делает выбросы. Пока у меня нет результатов экспертизы, но я могу с уверенностью сказать, что в загазованности и возникновении смога над Бишкеком виновата ни ТЭЦ.

- То есть старая ТЭЦ несла большее загрязнение?

- Да, и в прошлом году она больше работала, но никаких обвинений не было. В этом году обновленная ТЭЦ наполовину меньше работает и на 99% делает очистку. Из трубы идет практически пар, а не дым.

- В чем же тогда причина загрязненности воздуха в столице?

- На мой взгляд, причина в том, что деревья вырубили, огромное количество автомобилей, и погода в этом году была без осадков. Поэтому такая концентрация загразнения.

- А эксперты могут точно определить, в чем причина загрязнения: ТЭЦ или автомобили?

- Конечно. Единственный момент: на это уйдет время. Мы будем объявлять тендер на проведение экспертизы, потому что это должны быть независимые эксперты. Мы тоже не хотим, чтобы это темное пятно - загрязнение экологии - было на нас. Мы должны точно выяснить и официально объявить, сколько процентов в загрязнении несет ТЭЦ.

- Недавно прозвучала критика Нацэнергохолдинга в том, что вы объявили конкурс идей от населения, дескать, у вас своих нет. Что скажете на эту критику?

- Идей своих очень много, но у каждого гражданина, тем более нашего абонента, есть право быть услышанным. Мы открыли у себя на сайте анонимный антикоррупционный ящик. Все говорят, что наши сотрудники коррумпированны, но никто не называет имен и должностей, никто не уточняет, кто, когда и какую сумму вымогал у абонентов. Поэтому мы хотим точно знать, кто у нас занимается этими неблаговидными поступками, и для этого открыли анонимный ящик. Второе, у населения есть масса предложений из зарубежного опыта или опыта прошлых лет. В рутине мы, возможно, упускаем что-то. Но, как говорится, все гениальное просто. И, возможно, кто-то из абонентов может из личного опыта предложить, что сделать для улучшения сервиса, для эффективности работы наших служб. Поэтому мы и запустили такой генератор идей. Тем более, за рубежом это активно практикуется, и за хорошие идеи даже предусмотрено определенное вознаграждение, поощрение. Здесь я не вижу никакого подвоха или упущения с нашей стороны. Фабрика идей – это возможность появления новых интересных тенденций, плюс обратная связь с населением, с нашими потребителями.

- Еще один повод для критики уже Вас лично - это Ваш молодой возраст. Как Вы относитесь к подобного рода нападкам?

- Хотя и говорится: мои года - мое богатство, но бывает, что человек и в солидном возрасте мало что знает или имеет не очень большой опыт. Каждый человек, сколько бы ни проработал, должен приносить максимальную пользу в своей сфере, внедрять что-то новое. Я не буду хвалиться, но показатели говорят сами за себя. Посмотрите на потери, на дебиторку или на тот факт, что на новогодние праздники у нас не было ни единого отключения. Это и есть показатели эффективности. Кто видит, тот видит, а кто не хочет видеть, того убеждать нет смысла.

- Какие планы развития отрасли на 2018 год?

- У нас много амбициозных планов: мы хотим сделать единую учетную политику. Мы планируем стать сервисной компанией. Мы хотим провести еще одну хорошую оптимизацию. Мы реализуем единое корпортативное управление по международным стандартам, у нас должен быть качественный аудит. Сейчас мы проходим процедуру ISO 9001-2015 – это стандарт корпоративного управления. Мы внедряем ключевые показатели эффективности, в госкомпаниях такого еще не было. Мы хотим, чтобы эти меры уже начали давать позитивные показатели в этом году. Мы планируем проработать антикоррупционные меры методом ротации кадров, то есть не увольнять качественных специалистов, а переводить в другие регионы, где они особенно восстребованы – в Нарын, Ош, Джалал-Абад.

- Самый волнующий вопрос – будет ли повышение тарифов на электроэнергию?

- Пока окончательного решения нет, но скорее всего повышение будет. Оговорюсь сразу, это не я принимаю решение и не я разрабатываю такие меры. Для этого есть уполномоченный гсоударственный орган, хозяйствующий субъект, какой тариф они поставят, с таким и будем работать. Но хочу отметить, что проблема ни в тарифах, а в политизации этого вопроса. Посмотрите на затраты семейного бюджета на сотовую связь в семье, на содержание автомобиля, на участие или посещение праздничных мероприятий, тоев, на покупку новогодних подарков. Сегодня мы больше платим за Интернет, чем за свет. Например, в месяц за Интернет в среднем семья платит 1000 сомов, а за электроэнергию в трехкомнатной квратире – 150 сомов. Это ведь несопоставимо, если учесть, без чего сложнее жить – без Интернета или без света? Даже если в коридоре из трех лампочек одна не будет гореть, вы уже будете испытывать огромный дискомфорт. И тут возникает другой вопрос: насколько мы умеем экономить? У нас бывает так, что на площади в 18 квадратных метров стоят 10 лампочек по 40 кВт, это в общей сложности 400 кВт. Достаточно поменять лампы на энергосберегающие, и уже огромная экономия.

- А на сколько может быть повышен тариф?

- Максимум на 5-10%. Это требование времени. Если сегодня бесперебойно горит свет, это не значит, что в отрасли нет проблем. Мы все ремонтируем вовремя, но в один прекрасный день может произойти коллапс, и тогда мы будем вынужданы поднять цену в разы.

- Когда нам ожидать повышения?

- Точно не могу сказать, как я отметил, этим занимается самостоятельный госорган. Но в течение года нужно ожидать небольшого повышения. Нужно иметь в виду, что в некоторых соседних странах отключают электроэнергию до 12 часов в сутки. Люди готовы заплатить любую цену, лишь бы был свет в домах. У нас 24 часа в сутки есть электроэнергия. Это надо беречь и ценить.

Интервью вела Лейла Саралаева

Фото Вячеслава Оселедко

Ссылка на оригинал публикации : nlkg.kg

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Если у вас есть аккаунт на сайте, пожалуйста, войдите.
Только зарегистрированные пользователи могут отправлять запросы в Комиссию по рассмотрению жалоб на СМИ. Если у вас есть аккаунт, пожалуйста войдите.

Пока ни одного комментария...